Красное знамя Севера. Под защиту! как уберечь детей от насилия?

Госсовет Коми направит в прокуратуру республики обращение с рекомендацией информировать уполномоченного по правам детей в Коми о передаче в суд уголовных дел в отношении членов семей, в которых проживают несовершеннолетние дети. Даже если дети не являются фигурантами (пострадавшими) в совершенных преступлениях.

Без ответственности

«Круглый стол» проведен в конце минувшей недели в Госсовете Коми по теме «Жестокое обращение с детьми: кто виноват и что делать?». Вопрос более чем актуальный. С начала текущего года в городах и районах нашей республики зарегистрировано более тысячи преступлений в отношении юных северян. Причем почти 800 из них — криминальные деяния насильственного характера. Что касается мест противоправных поступков: превалируют квартиры. Это означает, что речь о домашнем насилии.

Собравшиеся посетовали, что в наши дни соседи предпочитают не вмешиваться, даже если слышат крики за стенкой. Аналогично — на улицах: прохожие делают вид, что не замечают, как мама кричит на своего ребенка, шлепает его, а он рыдает во весь голос...

Участники с сожалением констатировали: сегодня в государстве вообще нет системы обучения мам и пап (особенно молодых, а их все больше!) родительской ответственности. А ведь даже разговор на повышенных тонах с ребенком грозит обернуться серьезным стрессом и не известно, как аукнется, когда малыш вырастет и сам станет взрослым.

Не так давно по ТВ мне довелось посмотреть документальный фильм, в котором глубоко анализировалась природа человеческих преступлений. Так вот большая часть педофилов — это те, кто сам в детстве подвергся насилию. Убийцами и маньяками становятся те, по чьей психике в детстве был нанесен серьезный удар. Словом, адекватность личности напрямую зависит от счастливого либо несчастного детства.

Глаза в глаза

Руководство парламента региона инициировало непростой разговор с экспертами, как заявила модератор (зампред комитета по соцполитике Людмила Афанасьева), на основании открытого письма в адрес спикера Игоря Ковзеля. Его направила ваша покорная слуга как член Общественной палаты Коми с предложениями по новым — более тщательным — методам отбора народными избранниками кандидатов на посты мировых судей.

Как заявила Людмила Леонидовна, рекомендации получены, а поскольку являются дельными, Госсовет уже приступил к их изучению. Напомню суть: я предложила всем 30-ти парламентариям рассматривать резюме претендентов, при этом обращать внимание не только на соответствие формальным законодательным критериями, но и акцентировать внимание на возрасте, трудовом стаже и прежнем месте работы.

Очевидно, что чем старше человек — тем больше у него и профессионального, и житейского опыта. А в прошлом адвокат или сотрудник прокуратуры предпочтительнее, положим, секретаря в суде. Кроме того, все депутаты могли бы участвовать в очных собеседованиях глаза в глаза с кандидатами, как поступают сегодня все уважающие себя работодатели, заботящиеся о качестве кадровой политики.

На нынешнем «круглом столе» идей было высказано много. Все они нацелены на предотвращение насилия над детьми дома и вне его, а также — на оперативное вмешательство профильных служб в жизнь семей, где родители не уделяют детям должного внимания.

Если бы...

Мое предложение, поддержанное собравшимися, касалось усиления взаимодействия правоохранительных органов и главного защитника юных северян — детского омбудсмена (в настоящее время эту должность занимает Нелли Струтинская, прежде возглавлявшая Минобразования Коми).

Дело в том, что судьи, как правило, не принимают во внимание факт наличия несовершеннолетних детей в семьях, когда рассматривают дела о преступлениях между взрослыми. Как в случае с эжвинской девочкой Надей, отчим которой вначале был подвергнут уголовному преследованию за побои своей гражданской жены. А, будучи отпущенным мировым судьей на свободу по причине примирения сторон, в итоге избил до смерти малышку. И теперь, как надеется общественность, уж точно окажется в местах не столь отдаленных, причем надолго.

Если об уголовных делах, когда речь о нарушении закона взрослыми, будет знать уполномоченный по правам детей и сможет посещать судебные процессы, то при необходимости будет выходить на соц-службы, комиссии по делам несовершеннолетних и иные структуры, ответственные за защиту прав подрастающего поколения.

В судах позицию следствия представляет гособвинитель — это сотрудник органов прокуратуры. А любое уголовное дело направляется в суд только после утверждения данным надзорным ведомством обвинительного заключения.

Так что представители «ока государева» всегда в курсе контекста криминального деяния. Следователи (будь то сотрудники МВД или СУ СК) в рамках межведомственного взаимодействия могут предоставить информацию прокуратуре о наличии детей у взрослых, которым инкриминируется совершение каких-либо преступлений.

Эжвинская трагедия могла бы не произойти по очень и очень многим причинам. Одна из таковых — роковое закрытие мировым судом уголовного дела, как я уже пояснила, по примирению сторон.

На горьком опыте

Сейчас же профильные службы твердят о том, что знать не знали о судебном разбирательстве. Ведь тогда семья не имела статус неблагополучной (основание для регулярного посещения на дому), а мировой судья счел возможным вернуть домой мужчину, поднявшего руку на женщину, не приняв во внимание, что под одной крышей этот мужчина продолжит жить с маленьким беззащитным ребенком и вполне в состоянии избить и его. Что, в итоге, и произошло.

После гибели девочки Общественная палата Коми направила обращения в МВД по Коми и в прокуратуру региона. Из министерства ответ с анализом случившегося уже поступил. Полиция признала, что не доглядела и не досмотрела. Об этом же заявила и представительница МВД Светлана Мельникова, много лет возглавляющая комиссию по делам несовершеннолетних в республике.

От прокуратуры ответ пока не получен. Как мне пояснили в надзорном ведомстве, срок будет соблюден (месяц с момента получения обращения). На самом «круглом столе» прокурор отдела по делам несовершеннолетних и молодежи прокуратуры Коми Светлана Батищева позицию «синих мундиров» относительно эжвинской трагедии озвучивать не стала.

Не высказал отношения к случившемуся и руководитель Минтруда и соцзащиты Коми Илья Семяшкин. Он вообще покинул зал заседаний на середине мероприятия, не пояснив причину преждевременного ухода. Как и Любовь Кимпицкая, директор центра обеспечения деятельности Минобразования Коми (от этого ведомства не было представителей руководства).

К Илье Васильевичу у Общественной палаты вопросов больше всего. Ведь, как теперь известно, бабушка погибшей девочки задолго до трагедии била тревогу и сообщала чиновникам от социалки о том, что малышку истязают и — рано или поздно — убьют. Но пожилого человека и слушать не стали.

Понесли ли виновные ответственность? Как именно в министерстве, отвечающем за соцзащиту, на горьком опыте намерены скорректировать систему подопечных учреждений, отвечающих за защиту детей? Вопросы пока, увы, без ответов...

Навигация

Система Orphus

Интернет - приёмная

Ваши обращения и вопросы, касающиеся деятельности Государственного Совета Республики Коми и Аппарата Государственного Совета Республики Коми, можно направить в Интернет-приемную

Полезные ссылки